Знавал я, судари, одного человека, так он, покуда не понимал – благоденствовал, а понял - удавился

Previous Entry Share Next Entry
Жуков, Эйзенхауэр и Лысиков или как советский двоечник влип в Историю
sstoyan
К сожалению никаких упоминаний о В.Лысикове после этого побега не встретилось, но в 1955 году его уход в Западный Берлин наделал немало шума.



Западно-немецкое эмигрантское издание "свобода" 1955 года:
Бунтарь против советской власти
18 марта сего года семнадцатилетний ученик школы для детей офицеров Советской армии в Карлсхорсте (восточный Берлин) Валерий Лысиков перешел в американский сектор бывшей германской столицы. В предвесенних сумерках он пробрался к аэродрому в Темпельгофе и в помещении воздушной гавани, под шум приземляющихся и улетающих машин, подписал заявление о желании воспользоваться политическим убежищем в свободном мире. Просьба Валерия была уважена. . .
Усмешка судьбы: отец Валерия, подполковник Воздушных Сил СССР Александр Лысиков. занимает ответственный пост на аэродроме в советском секторе Берлина — Шенфельде. Но судьба немного и милостива: во время перехода сына в лагерь «империалистов» отец был в служебной командировке в Советском Союзе. Когда же по всей западной печати пролетела весть о бегстве сына, подполковник вернулся в Берлин и... очутился в самом сложном положении за всю свою жизнь.
Советские ноты, яростно требуя возвращения Валерия, говорили о «международных законах для несовершеннолетних». Как это всегда бывает в неприятные для коммунистической власти моменты, — коммунисты заговорили о «правовых нормах». . .
Это Валерия не смутило и он, все еще находясь в Берлине, выступил перед международной печатью с открытым заявлением о своей неприязни к изолгавшейся советской власти. Светловолосый юноша с узким лицом и голубыми глазами сказал, что с коммунистами ему не по пути и потому он решил уйти на свободу. Затем — последняя попытка советской администрации повлиять на решение беглеца: отец и мать Валерия приняли приглашение американской администрации и 27 марта в западном Берлине имели встречу с сыном.
В течение двух с половиной часов родители, часто в слезах, пытались уговорить сына вернуться к ним и начать новую жизнь в Сталинграде, где проживает бабушка Валерия.
Валерий Лысиков своей точки зрения не изменил, определенно заявив родителям, что на Запад пришел добровольно и действует исключительно по собственной воле. . .
Почему сын советского офицера, хорошо устроенного в военно-воздушных силах, решил порвать с советской властью? Мы на эту тему долго беседовали с молодым беглецом. Перед нами стоял бунтарь. Это не убежденный антикоммунист, пришедший в мир свободы по ясным идеологическим причинам. Нет, он принял решение уйти из дома отца, отказаться от налаженной жизни и окунуться в чужой и манящий мир хотя и после многих переживаний и размышлений, но только в силу общего желания свободы, как таковой. Он явно неуравновешенный молодой человек и не имеет еще четких интересов — отталкиваясь от коммунизма, так сказать, нутром.
Поэтому мы очень далеки от производства Валерия в «герои освободительной революционной борьбы». Его отрицание коммунистического режима — явление хаотического, быть может лаже просто бунтарского характера. Тут надо прибавить, конечно, что противников коммунистического режима на нашей закабаленной родине большие миллионы. И приходить от сознания только факта перехода юноши на Запад в восторг,- как это делают некоторые органы западной печати при появлении каждого очередного человека «оттуда», для русских борцов за свободу России не особенно нужно.
Валерий рассказал нам о том, что он слушал на родине радиостанции свободного мирa. Они повлияли на формирование его антикоммунистического мироощущения. У него появилась тяга к свободным людям, к свободному миру. В школе, в классе Валерия Лысикова из тридцати девяти учеников тридцать семь были членами комсомола. Валерий и один из его приятелей решительно отказывались вступить в эту организацию. На наш вопрос — «почему?», молодой собеседник дает ответ: «Не хотел, в жизни есть много вещей интереснее комсомола». С этим каждый из нас согласится. Но не согласны мы с тем, что некоторые круги на Западе сами себе «очки втирают». Появление Валерия Лысикова в свободном мире превращается в какую-то героическую эпопею, в то время как это всего навсего побег молодого бунтаря, которому надо будет еще доказать перед лицом российской политической эмиграции, что он заслуживает звания русского антикоммуниста. Не в пример некоторым органам печати, мы полагаем, что молодой «анархист», — как сам себя называет наш беглец, — в настоящем своем бунтарском состоянии не может принести пользы общему делу. Пользу Валерий Лысиков может принести тогда, когда из огульного отрицания и хаотического состояния своей натуры найдет путь к ясному осознанию и осмыслению судьбы своего народа и целей нашей освободительной борьбы. Для этого он нуждается не в идеализации, а в твердом и трезвом политико-воспитательном воздействии и поддержке со стороны нашей политической эмиграции. Мы уже не раз читали в советских газетах о явлении, которое стало невозможным скрывать: о том, что большая часть молодежи Советского Союза растет и выходит в жизнь чужеродным, в отношении коммунистического режима и учения, телом. Пример Валерия Лысикова показывает, что подобные процессы происходят и в правоверных, казалось бы, коммунистических семьях. Это — хороший показатель. И если, оторвавшись от коммунизма, какие-то группы несоветской молодежи еще не находят правильной дороги и правильного дела для проявления своей энергии (прямо говоря, иногда идут и уголовным путем), — это беда временная. И дорогу, и дело они найдут! В данной же обстановке всякое проявление иного, духа колеблет и подрывает коммунистический «монолит». 30 марта свое освещение «случаю Лысикова» дало московское радио. Что оно могло сказать? Конечно, оно говорило о «похищении» и о «насильственном задержании»,.. Старая песня! Но внимания достойна та беспредельная наглость, с которой коммунистическое радио утверждает, что на свидании с родителями Валерий заявил о своем желании вернуться домой. . . Мы, в самых свободных условиях беседовавшие с Валерием, можем категорически вместе с этим заявить обратное. Но мы одновременно хотим отметить и другое. Неуравновешенный юноша с неосознанными стремлениями — Валерий, по нашему мнению, может спустя какое-то время почувствовать себя одиноким, разочарованным. . . Может захотеть и вернуться. . .
Ну, что-ж — мы уверены, что обратный путь для него всегда остается открытым. Во всяком случае, приход к нам Валерия Лысикова поставил перед российской политической эмиграцией некоторые новые проблемы. . .
С. Бобров

меньшевистское издание «Социалистический Вестник»: Маленькой иллюстрацией к моей мысли является история с недавно перешедшим на Запад юношей Валерием Лысиковым. Взбалмошного мальчика сначала объявили политическим героем, с ним устраивали интервью, записывали на ленту его политические оценки положения в СССР. Но после того, как таким образом вскружили ему голову, его стали водить по ресторанам и кино-театрам и, кажется, даже по ночным барам. Чиновники западных учреждений старались показать ему то, что, по их мнению, должно было для молодого человека явиться самым привлекательным. Но они не понимали, что для молодого человека, воспитанного в СССР, все эти веши отнюдь не являются идеалом. Удивительно-ли, что, не привлеченный, а скорее отпутанный тем, что он увидел, молодой парень быстро разочаровался в Западе и захотел вернуться домой «к маме и папе». Но случай с Лысиковым характерен только для иллюстрации неумелости западных властей и их непонимания советской психологии. Но если в деле Лысикова принимали участие самые высокие чины, и чуть ли не сам Эйзенхауэр, которому, как известно, Жуков написал личное письмо с крокодиловыми слезами о горе бедных родителей Валерия, то совершенно в другой обстановке оказываются ординарные рядовые, лейтенанты, капитаны и майоры, перешедшие за последние 8 лет на Запад.

Аркадий Петрович Столыпин /На службе России: очерки по истории НТС
Другой новейший эмигрант того времени, семнадцатилетний Валерий Лысиков (сын советского подполковника), выступая 24 марта 1955 года на пресс-конференции в Западном Берлине, восклицает: «Коммунисты — старики... Жестокие, старомодные старики, отжившие свой век, не понимающие, что молодежь хочет жить, а не попугайничать».


И вишенка... Об этом случае вспоминает дипломат Виктор Васильевич Карягин — Чрезвычайный и Полномочный Посланник, заслуженный работник культуры России в мемуарах «Дипломатическая жизнь за кулисами и на сцене» 1994:
...Смехотворно-драматическим случаем предстает теперь инцидент с советским школьником Валерием Лысиковым, учеником 9-го класса нашей школы в Карлсхорсте. В меру лентяй, в меру разгильдяй — обычный парнишка, он рос в семье, где мама управляла всем, в том числе и мужем, майором технической службы ВВС, толстым ремнем которого Валерий был неоднократно сечен за плохие отметки.
Парень получил двойку по математике и просил преподавательницу не записывать оценку в дневник, но та была «принципиальна». После окончания занятий парень сел в городскую электричку и махнул в Западный Берлин, где попросил «политическое убежище». Под шумиху и злорадное улюлюканье над мальчишкой тотчас же взял покровительство так называемый фонд Форда, и его вывезли во Франкфурт, где он начал делать «политические заявления».
Неизвестно, чем кончилось бы это постыдное дело, если бы не вмешательство маршала Г. К. Жукова, который лично обратился к президенту Д. Эйзенхауэру, как к фронтовому собрату. Валерия привезли обратно в Берлин, принимать его отправились мать и офицеры нашей комендатуры. Как мне рассказывал помощник коменданта майор А. С. Шилов, первым делом мать велела перепуганному мальчишке снять чужие часы, заморскую экипировку и переодеться в свою одежду. В машине еще в Западном Берлине, где их сопровождал экскорт военной полиции, мать начала «воспитание» на русский манер, и два наших офицера едва смогли ее унять.



Напрашивается простая арифметическая задача: В школе, в классе Валерия Лысикова из тридцати девяти учеников тридцать семь были членами комсомола. Валерий и один из его приятелей решительно отказывались вступить в эту организацию. Вопрос, - сколько двоечников было в классе Валерия Лысикова. :)

?

Log in